я ищу мою полную противоположность

https://d.radikal.ru/d11/1901/14/ec421d17e365.gif

I don't even like you! ©

ФИО
Mr. Sandman | Песочник

Раса
морок / мара / кошмар

Возраст
1000 +

Деятельность
забирать кошмары и дарить добрые сны

Внешность
Michael Sheen *

Общее описание

Мистер Сэндмен - легенда. Страшная сказка для маленьких мороков! Смотрите, детки, да никогда так не делайте, иначе станете Песочниками. Но всё по порядку.
Мороки или мара, так же известные как кошмары, являются крайне редкими существами с давно потерпевшей упадок цивилизацией. Их родной дом, планета Гипнос (Hypnos), практически опустел примерно в 19г. до н.э. относительно Земного летосчисления, хотя остатки жителей, не нашедшие способ или не пожелавшие покидать родину, жили там ещё долгие века в анархии, медленно деградируя и превращаясь в жалкое подобие некогда величественной расы. Причина вырождения мороков крылась по большей части в устройстве жизни на их планете. Всеми правили несколько Старейшин - прародители нескольких родов или домов кошмаров, самые древние и сильные существа, сопротивляться которым было невозможно в силу особенностей расы мара (одним из главных орудий мара являются их ментальные способности, возможность насылать иллюзии, вторгаться в чужой разум и заставлять существо бояться, и страхом они могут свести с ума или убить; однако, один мара не может подобным образом навредить другому, если не является прямым потомком или прародителем; старшие чаще всего сильнее и опытнее младших и способны убить потомка при необходимости). В погоне за силой они зашли слишком далеко... И исчерпали ресурсы планеты, в частности еду, которой был страх другой разумной расы, жившей бок о бок с мара. Вторая раса под гнётом кошмаров уже давно эволюционировала в жертв, безвольную пищу и партнёров для размножения (мара способны делать потомство только с представителями других видов, спаривание между собой не продуктивно). За долгие века новые поколения мара, рождённые в союзе со всё слабеющими и деградирующими "соседями", тоже стали вырождаться, пока процесс не стал необратим.
Однако, несколько кошмаров покинули родной дом и отправились странствовать по планетам. Где-то они стали существами легенд, прародителями всех ужасов и страхов, которым оказались подвержены миры. Каждое дитя мара теперь было рождено от разных союзов: Мартин, к примеру, был рождён от представительницы расы медуз горгон с планеты Окулус. Потому каждый морок немного отличается от своих сородичей. В детстве дитя мары почти не отличимо от матери (простоты ради матерью называю родителя не-морока), чтобы та не боялась ребёнка и заботилась о нём, пока тот не подрастёт. Отец же бросает семейство и старается не встречаться с потомком (помним про то, что мара уязвимы только для своего отца/деда/далее или сыны/внука..). Взрослея, ребёнок постепенно развивает свои способности: принимает свою настоящую физическую форму, учится менять её по желанию, прикасаться к чужому разуму, насылать иллюзии, питаться страхом. [Про детей кошмаров можно больше прочитать вот тут. Ещё некоторое количество деталей соберу и выдам уже в обсуждении, ибо иначе здесь будет слишком много текста.]
Пожалуй, дабы не затягивать заявку, оставлю ещё много подробностей, в том числе о способностях и внешности, под спойлером. А продолжим мы уже непосредственно с Песочником и рассказом о том, почему же он такой особенный.

[о расе. очень много важного текста]


- Кошмары способны проникать в разум своих жертв, манипулировать их восприятием. Заставить видеть, слышать и чувствовать то, чего нет, зачастую пользуясь памятью самой жертвы. Лепить иллюзии, которые может видеть как один, так и многие существа вокруг. Технику, вроде камер наблюдения, этим не обмануть. На каждую иллюзию тратятся силы, которые можно возместить, если удастся как следует напугать жертву. Так же возможно "погрузить" жертву в воспоминания и изменять их, чтобы добиться желаемого результата.
- Мара может насильно, без иллюзий заставить существо чувствовать вспышку страха. Может вытянуть из жертвы весь страх до капли, лишая на некоторое время существо возможности чувствовать даже лёгкую тревогу. Способ грубый, требует много сил, и польза от него не всегда есть: это как с голоду обожраться чем-нибудь жирным, острым. Вроде кайф, но потом очень, очень дурно и тошно. Однако сгодится, если нужно быстро получить много сил или сбить с толку противника.
- Морок способен насильно погрузить жертву в сон. Кошмарный, предпочтительно, но в теории можно в любой. Зациклить сновидение, не давая жертве проснуться.
- Страхом можно убить, если напугать достаточно сильно. При смерти от страха мара получает наибольшее количество питательной энергии.
- Так же они способны изменять свой облик (не иллюзорно, а физически, но удобнее всего комбинировать оба способа), что по совместительству позволяет, например, заживлять раны - та же манипуляция с положением и структурой клеток тела. Сил на это тратится значительно больше, чем на иллюзии, так что часто перевоплощаться не выгодно. Чем сильнее изменения, тем сложнее и дольше процесс. Сделать с собой можно практически что угодно, но, например, быстро изменить массу тела не удастся - кошмар по размерам всегда примерно одинаков, либо ему требуется очень много времени, чтобы увеличить массу тела (для уменьшения можно что-нибудь себе отрезать или отгрызть).
- Дабы обратиться, например, в человека, кошмару нужен образец и, для наиболее достоверного образа, нужно забраться в разум образца. Покопаться в мозге и понять, как именно работает тело. Иначе может получиться внешне похожая, но довольно жалкая копия.
- Кошмары могут жить очень долго. Убить его можно, разрушив мозг любым способом. Сжечь, взорвать, придумайте сами ещё способы. Удобнее и проще всего электричество. Другое дело, что мозг он может поместить куда угодно. Обезвредить можно, парализовав нервную систему и перегрузив её, например, электричеством. Яд - смотря какой, - тоже сойдёт.
- Мара обладают врождённой, наследственной памятью о своём виде в общих чертах. Они имеют представление о том, как им питаться, чего избегать для выживания, знают о сроках жизни сородичей, о размножении. Большинство знаний обычно недоступны и активируются, когда нужны. Накопленную же память могут по желанию редактировать, забывая одно и подробно запоминая другое. Объём ограничен, но в несколько раз превосходит человеческую память.
- Естественная смерть в некоторых случаях наступает в возрасте около 1000-1500 лет. Некоторые, впрочем, смерти не подвержены. Морок постепенно перестаёт насыщаться страхом, теряет силы и вскоре умирает от старости. В очень редких случаях, если ему удаётся "отожраться" как следует перед смертью, он впадает в спячку и потом возвращается к жизни, перетерпев некоторые изменения. Например, обычно кошмар не испытывает эмоций. Почти. Он может притворяться, может разумом понимать, какое чувство должен испытывать и ловко его имитировать - даже немного обмануть себя. После перерождения же появляются настоящие эмоции, по меньшей мере "базовый" набор: злость, радость, привязанность, страх.
- Морок не может вторгнуться в разум другого морока, не может показывать иллюзии. Подобное возможно только между родителем и дитя, тогда способности работают в обе стороны.
- Так же способности воздействовать на разум весьма зависят от жертвы: с людьми, например, всё просто, но страх их слаб и не особо питателен. В сознание повелителя времени вторгнуться сложнее, но их страх более питателен. Есть виды, на которых воздействовать вовсе не получается. Есть технологии, позволяющие закрыть разум от воздействия морока.
- Если каким-либо способом насильно заставить морока изменять внешний облик, он может навсегда застрять в одном виде и сойти с ума, забыв свою личность.
- Не могут, физически не могут врать. Не могут нарушать обещание - оно для кошмаров создаёт некую ментальную связь и разрушить её можно разве что смертью одной из сторон. Сделка с мороком - почти как сделка с дьяволом.

настоящий облик (вырезка из поста)

Кости с хрустом перестраивались, новые конечности медленно – и довольно болезненно, что уж скрывать, – растягивали кожу, разрывали мышцы, пробивая себе путь наружу и образуя нечто пока совершенно непонятного вида. Это походило на обращение оборотня в дешевых ужастиках; морок действительно едва не взвыл от всепоглощающей боли, и, пожалуй, первого в своей сознательной жизни приступа настоящего страха, от которого дыхание перехватило восторгом – до чего восхитительное чувство по сравнению со всем остальным! Так что Мартину было чем заняться, пока его безвольное тело швыряло по консольной. В конце концов, непонятную груду плоти, недавно бывшей Мартином, в последний раз бросило на пол.
Он не рисковал шевелиться ещё несколько мгновений. Именно столько времени ему потребовалось, чтобы понять, что всё не так. Он привык к изменениям, проворачивая свои фокусы с перевоплощениями быстро, легко и безболезненно. Со временем привык только лишь подгонять внешний вид под привычную и удобную структуру клеток, немного переделывая себя под потребности жизни на планете, куда его занесло. Сейчас он был другой. Каждой клеткой тела.
Хуже всего была беспомощность. Он не мог обуздать изменения, как и не мог обратить их вспять. Почему-то ему пришло в голову, что теперь всё, он навсегда застрянет в таком виде. Память услужливо подсказала, что такое с его сородичами случиться может, если насильно заставлять их тела меняться. И это плохо. Потому что застрявший в одном облике становится слаб и уязвим, и изменить это уже никак нельзя.
Он плохо соображал, что делает. Организм требовал страха – терпкого и липкого, как свежая кровь. А можно и крови заодно. Существо поднялось на ноги и распрямилось, хрустнув ещё несколькими вставшими на место позвонками. По-совиному круглая голова на длинной, тонкой шее сделала почти полный оборот. Он чувствовал мир иначе, видел иначе. Две пары больших глаз – вторая пара глаз была почти вдвое меньше и пряталась позади острых, топырящихся в стороны ушей, – синхронно моргнули, привыкая к свету. Зрачки стянулись в тонкие вертикальные полоски, и теперь почти весь глаз занимала тёмно-синяя радужка, посреди которой переливались едва заметные всплески всех мыслимых и немыслимых цветов, среди которых регулярно появлялись белые, будто светящиеся точки. Как мара выяснил позже, зрачками он мог сфокусироваться на любом объекте, а эти точки сохраняли общую картинку в памяти, позволяя позже рассмотреть все подробности, даже если раньше что-то было упущено из виду. Картинка, правда, была не такой чёткой, как обычно, зато цветов и оттенков прибавилось. Морок опустил взгляд на своё тело и обнаружил, что его очертания сложно разглядеть даже ему самому. Светло-серебристая, голая кожа слабо отражала свет, размывая контуры фигуры и сглаживая движения, а в нескольких местах едва ли не служила мутным зеркалом. Он сжал и разжал длинные пальцы всех четырёх рук, выгнутых в локтях под неестественным для гуманоида углом, с удовлетворением отмечая их силу и ловкость. Ноги хоть и были такие же тощие и сильные, но он пока не был уверен, хватит ли у него сейчас сил сделать хотя бы шаг. Ничего, скоро узнает. Сначала надо узнать, что ещё у него есть. В частности, сейчас его больше всего интересовали покрытые тонким слоем вязкой слизи когти на каждом из шести пальцев каждой руки, которые казались неплохим оружием, особенно если прибавить к ним ряды острых зубов во рту, обрамляемом тонкими губами.
Вместе с новыми ощущениями его захлестнула иллюзия своего превосходства над противником – или противниками, в этом случае? – но ему хватило благоразумия вовремя остановиться. Он ещё не окреп, это тело ему чужое, нового вокруг слишком много. Прямо здесь и сейчас бросаться на Доктора, а после и на Призрака, которого уже некому будет защищать – так себе идея. Глаза «расцветки космоса» злобно сверкнули, после чего Мартин рывком распахнул дверь ТАРДИС и выскочил наружу, скрываясь в улицах городка.
За последующие несколько часов он узнал достаточно много. Например, в таком виде ему проще даётся пролезать в разум окружающих, что поначалу было непривычно до дискомфорта, ведь он то и дело случайно забирался в головы прохожих, едва на них посмотрев. А вот они его предпочитали не замечать... Видели, обходили стороной, вздрагивали при приближении расплывчатого пятна, но кроме того, их ничуть не заботил факт существования чего-то странного по соседству с ними. А ещё Мартин наконец понял, почему его так часто тянуло на планеты с летающими жителями – у него самого за спиной обнаружилась пара крыльев, покрытых едва заметно проступающим узором явно не естественного происхождения, но откуда он взялся, пока оставалось загадкой. Может, ответ найдётся в его памяти, которую он намеревался получить себе не позже, чем ближайшей ночью.
Фонари на улицах уже собирали вокруг себя ночных бабочек, звонко бьющихся о горячее стекло ламп, когда Кошмар, медленно прогуливаясь, огибал квартал за кварталом, приближаясь обратно к будке Доктора. Удивительно, но его слабое свечение не привлекло внимание ни одной летучей твари.

Теперь же о самом Песочнике. Как у любого морока его возраста, у него за плечами уже огромный опыт, наверняка не одна планета, где он жил, множество имён, лиц... Всю эту предысторию мы вольны прописать сами. При том, что он очень во многом похож на остальных кошмаров, к примеру, своими способностями и необходимостью питаться чужим страхом, Сэндмен... Пацифист. Да, именно так. Он не переносит жестокость. Неизвестно, кем была его мать (и её расу тоже можно придумать), но она воспитала дитя добрым и всегда готовым к состраданию, даже несмотря на отсутствие эмоций как таковых. Он старается никому не вредить. Даже своей еде! То есть тех, чей страх он поглощает ради выживания. А он поглощает, конечно, иначе ему не выжить, но берёт он только тот страх, что появляется "сам", никогда не пугая и не насылая иллюзии на свою жертву. А позже, подкрепившись, и вовсе может подарить своей жертве красочный и добрый сон в благодарность за то, что он питался её страхом.
Некоторые описали бы его, как довольно безобидного и, возможно, даже безвольного и слишком робкого мужчину (во всяком случае, на Земле и в человеческом облике). Он редко спорит, держит своё мнение при себе, а если и говорит, то довольно тихо, ненавязчиво, будто старается не помешать своим присутствием жизни других. Спровоцировать же его на агрессию почти невозможно - самый яркий приступ его ярости обычно выражается в трагичном всплескивании рук, да выражением лица, так и говорящим: "но ведь это же не выход!".
Зато мало кто знает, на что он способен, чтобы защитить. Защитить кого угодно - как остальные мара не разделяют своих жертв на "хороших" и "плохих", этот готов защитить от прямой угрозы тех, кто окажется рядом. И уж тогда-то, будьте уверены, пустит в ход все свои кошмарные возможности: и иллюзии, и метаморфозы... Без излишней жестокости и всегда отлично контролируя свои действия.
Для своих же далёких родственников Песочник... Предатель. Выродок. Нечто противоестественное и противное, к чему даже приближаться не хочется, чтобы не замарать себя. К слову, он крайне чистоплотен, практически педантично относится к своему внешнему виду. Одежду, в отличие от некоторых других мара, в том числе и Мартина, всегда носит настоящую, а не иллюзорную. В настоящем же своим облике, поговаривают, Сэндмен не то перламутровый, не то песочного цвета, не то абсолютно белый.
Сам Мартин о нём наслышан, но их пути пока не пересекались. А когда пересекутся, это будет очень интересно... Мартин вряд ли будет относиться к Песочнику столь категорично, как большинство сородичей, он и сам не так уж агрессивен и жесток - или таковым себя не считает. Только в разы более непоседлив, чем свой очень далёкий сородич. И будет совершенно не против втянуть и его в приключения.

Дополнительно
* Желательно в образе ангела Азирафеля из "Good Omens", подходит идеально. К слову, мой Мартин немного похож на Кромешника из "Хранителей снов", и мне давно хотелось познакомить его с Песочным человеком, оттуда и взялась идея. Обещаю любить, не обижать, кормить вкусняшками и делиться кофе. И посты писать - к слову, от вас хотелось бы того же, то есть игры. Не обязательно быстрой, но стабильной, чтобы не пропадали молча. И вообще общение крайне желательно, причём со стадии написания анкеты; на разговорах о реале и жизни не настаиваю, в друзья насильно не полезу, но периодически поделиться вдохновением и обсудить персонажей/эпизоды/идеи будущих эпизодов это очень хорошо и, главное, полезно.
Оговорюсь сразу: персонаж будет ваш. Развивать его вам, эпизоды ему тоже иногда придётся искать самостоятельно, у меня нет готовой линии развития для Песочника, только спонтанные наброски на первую встречу с Мартином. Не поймите неправильно, я всегда рад помочь-поддержать-обсудить-предложить, но мне крайне не комфортно, когда я решаю за чужого персонажа, что и как будет с ним происходить. Да и не интересно так.
Пробный пост можно любой, но очень хотелось бы видеть что-то на тему сновидений. Впрочем, если анкета будет объёмная и развёрнутая, можно совсем-совсем любой, там договоримся)

заявка от Martin